V


Случайные стихи

СЛУЧАЙНЫЕ СТИХИ

Последнее студенческое


Три недели, друзья, пролетели,
Мы обратной дорогой идём.
Много песен в строю мы пропели
И последнюю дружно споём.

Эх, не задерживай! Шагай уверенно.
Уже сыграли последний отбой.
Жарой испытана, песком проверена,
Вторая рота шагает домой.
Вторая рота шагает домой.

Не забыть "энергичных подъёмов",
Не забыть нам команду "Бегом!",
Не забыть, как любимый наш Громов
Нам кричал "Становись!" и "Кругом!".
Эх, не задерживай ... и т.д.

Позади для стрельбы изготовка
И песок штурмовой полосы.
Сданы скатка, лопатка, винтовка,
Брейте бороды, брейте усы!
Эх, не задерживай ... и т.д.

Третья рота добавила:
Дома встретят друзья и родные
И подруги приветливый взор.
Нам откроют объятья пивные
И широкий днепровский простор.
1952. Днепропетровская область. Военные сборы.
*******************

Холодной весною


Прощай, немытый медицинский,
Приют рабов, приют господ,
И ты, директор с рожей свинской
Или, верней, наоборот,

И вы, опора и основа
Этой загаженной земли,
Насквозь пропитые Жержовы
И лизоблюды Ковали.

Вдали от вас дышу вольнее
И сожалею лишь о том,
Что Боба вы ещё сильнее
Связали с вашим кабакаом.

Коваль - парторг курса. Жержов - член партбюро факультета,
Боб - оставленный в аспирантуре Алик (Альберт Андреевич) Емельяненко
(два года спустя утонул в Днепре)
Июль 1954. Днепропетровск.

*******************

Василию Михайловичу Рубану

Часы расcтаванье пробили,

Отныне мы розно пойдём.

Мы многое, друг, разделили

В былом и грядущем своём.

Рассеяв по свету собратьев,

Лесное своё возлюбя,

Во многое веру утратив,

Я верю в тебя и в себя.

Что ждёт впереди, неизвестно,

Но где ни придётся пройти,

Свет дружбы, суровой и честной,

Поможет не сбиться с пути.

Ленинград, июль 1954.

*******************

В душный и тёмный вагон

Ночь незаметно вползла.

Годы былые - как сон,

Годы грядущие - мгла.

Дождь, говор, карты, гудок,

Пьяная брань надо всем...

Завтрашний день недалёк,

Но не разгадан и нем.

Где-то далёко друзья...

Где ты во мгле водяной?

Может быть, так же, как я,

Грезишь дорогой ночной...

Рядом была ты вчера -

Как ты теперь далека!

Дождь. Стук колёс. Стон гудка.

Долго ещё до утра.

Вятлаг, сентябрь 1954.

*******************

Приложение к посылке с cульфидиновой эмульсией для кота, закрытого в духовке.

Мы с Вами в этот горький час.
Мы с Вами на печальной тризне.
Ваш кот зажёгся и угас.
Угас. Погиб. Ушёл из жизни.

Покойный был нам как родной
(А более всего - Наташе).
Мы сражены. Прощай покой!
Безмерны скорбь и горе наше.

Коварен был судьбы подвох:
Духовка - это не теплица.
Но, может, он не вовсе сдох?
И искра жизни в нём теплится?

Тогда не медлите, наш друг,
И, да воскреснет убиенный,
Из дружеских примите рук
Флакон эмульсии бесценной.
Вятлаг, лагпункт 19, Центральная больница
*******************

Приложение к кофейному сервизу для Натальи Константиновны и Михаилу акимовичу Адамовых.

Зелено вино воспето
И давно воспет картофель.
Обошло перо поэта
Чашку кофе, чашку кофе.

Кофе освежает разум.
Это вам не водка в штофе.
По глоточку, а не разом
Пейте кофе, пейте кофе.

Кофе пил Абрам Иоффе.
Пил Бальзак за чашкой чашку,
Если трудно, если тяжко,
Пейте кофе, пейте кофе.

А над чашкою в тумане
Чей-то фас и чей-то профиль.
Кто-то помнит, кто-то манит...
Пейте кофе, пейте кофе.
Вятлаг, лагпункт 19, Центральная больница
*******************

Долгим летом

В Крым Галине Михайловне Панкратовой.

Растравляют нас мирАжи
Вот уж много дней подряд:
То лежите Вы на пляже,
Пожирая виноград,

То Вас муха донимает,
Соком груш привлечена,
То, кряхтя, Вас поднимает
Черноморская волна.

Неужели Вам приятно
Киснуть в море и толстеть?
Не пора ли Вам обратно
Прилететь и похудеть?

Что Вам гор и моря краски?
Бросьте юг - Вам север люб.
Мы глядим на Ваши маски
С отпечатком Ваших губ.
Вспоминаем дни иные,,
Ждём, часы едва ползут.
Вот зачахнем, а больные
В беспризорники пойдут

Нам тревохно: юг коварен
(Север, впрочем, не верней):
Повстречается татарин -
Позабудете друзей.

Поспешите. Вас тепло мы
Встретим, чаем угостим,
Дурака с туберкуломой
Вам в палату поместим.

И пойдёт у нас работа:
В день - по две, в неделю - шесть.
Юг - мираж, а в этом что-то
Основательное есть.
1961. Киров, тубдиспансер, отделение лёгочной хирургии.
*******************

Шаржи на сотрудников кафедры грудной хирургии и анестезиологии Новокузнецкого ГИДУВ'а.
1968. Новокузнецк,


На профессора А.А.Червинского, введшего музыку в операционной.

Его профессорского мата
(Тут мной опущена цитата)
Не заглушит Хачатурян.
Нам радиолы маловато.
Пора заказывать орган.
*******************

На доцента Ю.Н.Бокарева, утверждающего диагнозы и сроки подготовки к операциям на сердце.

Он не сердечен. Между нами.
Он сух. Он холоден, как лёд.
Но каждый, кто к нему идёт,
Идёт с сердечными делами.
И он покровы с них сорвёт
И вскроет тайные пороки.
И верный метод изберёт,
Назначив ДЛИТЕЛЬНЫЕ сроки.
Ах, если б он ещё читал
В сердцах друзей с такой же силой,
Волос он меньше б потерял
И нам бы это не грозило.
*******************

На функционалиста В.Гинчермана.

Его талант - в особом роде,
Неповторимый странный дар:
На рапорте и на обходе
Он лезет прямо под удар.
Его спина всегда побита,
Хотя она не из гранита
И, верно, иногда болит.
Покорно-виноватый вид
Его единая защита.
Он жаждой действия томим.
Всё схватит, всё переиначит
И тотчас передаст другим,
Соврав условия задачи.
А в общем, всеми он любим.
*******************

На Светлану и Геннадия Ременниковых (она - хирург, он - анестезиолог).

Она - как ночь, горит, чернея.
Он - пасмурный осенний день
Поделены меж ним и ею
Права на нож и на кистень
Здесь вас недолго проманежат:
Оглушит он, она зарежет.
*******************

На рентгенолога Кудрину.

За этой дверью - тишина.
Когда устал от шума, света,
Когда душа уязвлена,
Сверни в неё. Ищи привета
Там, где сияет Кудрина
Во тьме рентгенокабинета.
И, помолясь Рентгену-богу
И жрицам бога, понемногу
Ты снова обретёшь покой,
Услышишь анекдот-другой
И можешь продолжать дорогу.
*******************

На анестезиолога N.

Пряма, как палка,
Остра, как вилка.
В бутылку лезет,
Была б бутылка.
*******************

На встречу с однокурсниками через 20 лет

Полжизни промчалось, блестит седина,
А в сердце задета живая струна
И, совесть тревожа, звенит и звенит
О том, что давно потихоньку болит.

О том, что я другу всех слов не сказал,
О том, что я недруга поздно узнал.
Что зло и добро не по чину ценил,
Что думал - забуду, а вот не забыл.

Мы встретились снова. Все вместе. И что ж?
По-прежнему смешаны правда и ложь.
Гляжу я на друга и снова молчу
И хлопает недруг меня по плечу.

Нет-нет, я недаром всё это сберёг.
Ещё предстоит мне немало дорог,
С другими друзьями мне дальше идти,
С другими врагами сражаться в пути.

Теперь меня голой рукою не тронь:
Я с радостью трачу свой прежний огонь.
Люблю и об этом молчать не хочу
И недругу щедро и звонко плачу.

Полжизни промчалось, блестит седина,
А в сердце звенит молодая струна.
1974. Днепропетровск.

НАД СТАРЫМИ ФОТО

Не часто мы смолоду жили в разлуке,

А вот добрались до морщин и седин,

И в стороны рвут нас то дети, то внуки,

На старые фото гляжу я один

Здесь ты - до меня, в этой шляпе-пнами,

Там - первый нехитрый семейный уют,

Вот милые дети, рождённые нами,

А вот и у них уже дети растут.

Давнишние снимки о нас не забыли,

Они об одном, все они об одном:

Мы счастливы были, мы счастливы были

И будем, наверно, пока мы вдвоём

Пока мы друг другу опора и вера

Без тени сомненья за множество лет,

Пока друг для друга мы верная мера,

Открытый вопрос и правдивый ответ.

Быть может, осталось и вовсе немного,

А может, ещё стариною тряхнём...

Привычней становится бренность земного,

Дороже становится память о нём.

Но как же туманны те дальние дали,

Как мало отдельного память хранит!

Родные штрихи, дорогие детали

Запомнил заботливый старый "Зенит",

А сам я не помню! Находок, открытий,

Восходов, закатов, событий дневных.

За гулом столетья не помню событий,

Обычных событий, твоих и моих.

Беду только помню, годину ненастья,

Как дважды к хирургам тебя провожал,

А наше с тобою спокойное счастье -

Не больше, чем воздух, которым дышал.

Ты помнишь иначе. Ты видишь, я знаю,

Движенье и лица, и время, и час,

А я забываю, а я забываю.

Лишь музыку помню, звучавшую в нас.

И ночи - и чёрные, и голубые,

Где зрели надежды грядущего дня,

Те ночи, которые нашими были,

И те, когда ты отдавала меня

Делам, нависающим неотвратимо,

Которым я сам отдавался сполна,

Лишь ночи я помню: все ночи с любимой

И ночи в работе - все ночи без сна.

Они и теперь не дают мне покоя,

У них для меня свой особенный свет.

Лишь ночью я есть то, что есть, а дневное

Моё бытие - отраженье сует,

Когда я сфальшивить могу и слукавить,

А после, поспешность и страсти клялня,

Ночным размышленьем приходится править

Ошибки. грехи, заблуждения дня.

А дни выдаются - ни сил, ни отсрочки.

Не слушай тогда, как бы я ни роптал.

Верь только ночами проверенной строчке,

Верь слову, что ночью тебе прошептал.

Свет гаснет. Улягутся страсти дневные.

К задачам найдутся простые ключи.

Правдивы и мысли. и чувства ночные

И истина - шёпот, рождённый в ночи.

Новокузнецк, 29.12.1983

*******************


ЖЕНЩИНАМ ЛАБОРАТОРИИ АЛГОРИТМИЗАЦИИ

По праву пола с лет невинных,
Со школьной парты вновь и вновь
Вы пробуждаете в мужчинах
И жизнь и слёзы и любовь.
И вот рождаются детишки,
Когда ещё нет ничего:
Ни положенья, ни сберкнижки,
Ни крыши дома своего.

Судьба добреет постепенно.
Борись, надейся, не ворчи.
И всё приходит непременно:
Работа, деньги и ключи.
И снова женская природа
Своё свершает волшебство
И вы сидите по два года
Под крышей дома своего

Но только женское призванье
Не утоляет жар души
И в вас горит ещё желанье
Взять и мужские рубежи.
И рвётесь вы вперёд и выше,
Не избегая ничего,
В людское море из-под крыши
Родного дома своего.

Пусть солнце вам призывно светит.
Пусть голубеют небеса,
Пуская всегда попутный ветер
Торопит ваши паруса.
Трудом успеха добиваясь.
Узнайте радости его
И возвращайтесь, улыбаясь,
Под крышу дома своего.
Новокузнецк, 8 марта 1984.
*******************

Анатолию Валерьевичу Пинтову

Сил и опыта много,

А поклажа легка,

И виднее дорога

С высоты сорока.

Не страшна непогода,

Ветры все хороши.

Сорок - это свобода

И ума, и души.

Время знать, а не верить,

Что недаром живёшь,

Мерой собственной мерить

Правду жизни и ложь.

Различать и предвидеть,

Не казаться, а быть,

Не таясь, ненавидеть

И открыто любить

Тратить больше, чем копишь,

Сеять - не для себя.

Ты ли время торопишь,

Или время тебя -

Не гадать. Без тревоги

С ним шагать наравне

И по торной дороге,

И по целине.

Хоть никто не осудит,

Если будет иначе,

Пусть у Вас это будет.

Счастья Вам и удачи!

Новокузнецк, 11 мая 1984. <

*******************

"Есть в осени первоначальной короткая, но дивная пора"


Вопреки М.Цветаевой.
Как горько, если Вы больны не мной!
Как радостно, что я болею Вами
И верю, что однажды шар земной
Вдруг поплывет под нашими ногами...
Как радостно, что в мыслях и во сне
Я Ваше имя нежное целую
И повторяю в скорбной тишине,
Что я живу, надеюсь и ликую!
Как радостно Вас слышать и читать
И, душами соприкоснувшись с Вами,
Мечтать о Вас, молчать, и отвечать
Забытыми заветными словами.
Спасибо Вам и сердцем и рукой
За то, как Вы, того не зная сами,
Мне дороги, за мой ночной покой,
Теперь отъятый грешными мечтами,
За мысли о гулянье под луной
И встречах предзакатными часами.
Как горько, если Вы больны не мной!
Как радостно, что я болею Вами!
***
А может быть, друг другом мы больны
И умолчать об этом не вольны...
7.09.96. Барнаул.
*******************

ПЕРЕД ДОРОГОЙ

Три дня и три ночи. И как это много,

Когда безответен вопрос...

Предутренней ранью мне снилась дорога

И слышались ритмы колес.

Стою у окошка ночного вагона,

Душа благодарна судьбе.

Колеса и сердце стучат возбужденно:

Я еду, я еду к тебе.

Пусть прожито много, пусть мало осталось,

Но шепот надежды воскрес

На встречу, на радость, а это не малость,

А это подарок небес.

А если я сплю и надежде не сбыться,

Роптать не хочу, не хочу...

Тогда по крупице, свой сон по крупице

Надолго в душе заключу.

"Я буду с тобою, я буду с тобою", -

Колотится сердце в мольбе.

Я еду на встречу, на встречу с судьбою,

Я еду навстречу судьбе.

>7.09.96. Барнаул. 7 часов утра.

*******************

Пишу Вам каждый день,
Шепчу Вам день и ночь
И это превозмочь
Не в силах, старый пень,

Откуда взялся жар?
Куда девалась лень?
А может, и не пень,
А может, и не стар.

Вы посмеетесь - что ж,
Я с Вами посмеюсь:
"Ну и хорош ты, гусь!",
А может, и хорош.
8.09.96. Барнаул.
*******************

Я сорок лет не ведаю стихов,
Я десять лет не срифмовал ни строчки,
И вот что Вы свершили парой слов -
На сухостое набухают почки.

Да, в день один мы с Вами рождены,
Мой опыт счастья и несчастья сходен с Вашим,
И, верно, мы друг другу суждены
На пору, когда все убрали с пашен.

Что ж осень? Вместе золото ее
Мы будем длить, насколько сердца станет,
Нас чувство позднее, я знаю, не обманет.
Поверим в счастье новое свое.

А то, что в прошлом, свято сохраним,
Там - этих дней залог и основанье.
Мы не изменим нашим дорогим -
Мы лишь продлим о них воспоминанье.
8.09.96. Барнаул.
*******************
.
На небе от туч не осталось следа
И перед рассветом
В окне моем яркая светит звезда
Прощальным приветом.

Сегодня я знаю. о чем она мне
Вторую неделю сигналит в окне:
Чтоб сам себе верил,
О прежнем чтоб помнил, но жил - не тужил
И чтобы еще одну песню сложил
И старой не мерил.

Я знак принимаю, я понял совет.
Спасибо, родная! И снова рассвет
В судьбе и природе.
Я новое счастье готов обрести,
Я еду к закату - свети мне в пути,
Звезда на восходе.
9.09.96. Барнаул.
*******************

Я побоялся "Ниночка" сказать,
А Вы за сухость приняли смущенье.
Теперь мне надо заслужить прощенье,
Но есть причина втайне ликовать.

Так значит, Вам оттенки - не пустяк,
Так значит, нежность Вам моя приятна!
Я все свои слова беру обратно
И - только "Ниночка", отныне только так.

А в том, что сух, признаюсь без утайки,
Так пользуйтесь, ведь дело к октябрю!
Всему найдется место у хозяйки.
Где Ваш очаг? Я весело горю.
9.09.96. Барнаул.
*******************

Все! Овладели ритмы душою,
По закоулкам бродят.
Строки слагаются сами собою,
Сами меня находят.

Почте сдавать их не успеваю
В должные сроки -
Только отправлю и напеваю
Новые строки.

Что происходит? Что это стало?
Что означает все это?
То ли иная эра настала?
То ли не та планета?

Эра все та же, та же планета,
Тех же событий мельканье -
Просто лежала старая флейта,
Не ожидая вниманья.

К ней протянулись нежные руки,
Не прикасаясь...
Льются с тех пор благодарные звуки
Не прерываясь,

Сами собою, без понуканья,
Душе не переча...
Руки и губы - на расстоянье.
Будет ли встреча?

Знаю: иссякнет родник
И после - ни вздоха.
Важно ли это?
Важно, что этот дневник -
Иная эпоха.
Или планета.
9-10.09.96. Барнаул.
*******************

Ах, зачем же я так,
Ах, зачем же я так,
Так отчаянно нынче рискую?
Я несмел и смущен,
Но шепчу в телефон:
"Можно, к ночи
я Вас поцелую?"

Телефонный звонок,
Полуночный звонок!
Поцелуй, разрешенный тобою!
После долгих дорог
Я спешу на порог,
Вдруг подаренный щедрой судьбою.

Значит, чаша сия -
И твоя, и моя,
И нельзя расплескать ее всуе.
Будем медленно пить,
Будем бережно длить
Разрешенные нам поцелуи,
Предрешенные нам поцелуи...
10.09.96. Барнаул.
*******************

Пускай посудачат соседки,
Пускай усмехнутся друзья,
Людская молва,
Что морская волна -
Без пены и тины нельзя.
Без пены и тины
Нет полной картины,
Без этого, право, нельзя.

Но есть и морские глубины
И в них отразятся верней
Счастливая женщина,
Гордый мужчина
В сединах не преданных дней.
Прекрасная женщина,
Верный мужчина,
Счастливый подругой своей.

И юноша нам улыбнется,
И девочка стихнет на миг,
И, глядя вослед нам,
Опять встрепенется
Скорбящий о прошлом старик.
Припомнив свое,
Нам вослед обернется
И приободрится старик.

Так пусть же соседки судачат,
Не будем на это пенять.
С годами черствеют,
А надо иначе,
А надо года не считать.
С годами мрачнеют,
А можно иначе,
А можно любить и желать.
10.09.96. Барнаул.
*******************

То полнозвучны, то тихи,
Ко мне повадились стихи.
Как их отважу?
Они приходят в полусне
И не дают очнуться мне,
Пока их не приглажу.

С исчезновеньем темноты
Они ложатся на листы,
Как будто в сказке,
И улетают, а за них
Мурлычет рядом новый стих
И просит ласки.

Ну что за ветреный народ!
Придет, понежится, уйдет -
Где ж мне награда?
А впрочем, нет на них вины,
Они одной лишь Вам верны,
И так и надо.
10.09.96. Барнаул.
*******************

Что дарят, когда не видались сто лет?

Бутылку вина и коробку конфет?

Не спорю, приятно при встрече вино,

Налейте, налейте! А там уж и дно.

Что дарят, когда не видались сто лет?

Хорошую книгу, красивый букет?

И мудрая книга, и нежный цветок -

Прекрасный подарок, но тоже на срок.

Что женщине дарят, чтоб стала она

Хотя б на минуту в тебя влюблена?

Сережки, сапожки, помаду, духи?

Я ей подарю при свиданье стихи.

Не стоят они ни рубля, ни гроша,

Но их прочитает она не дыша

И будет их помнить и в зной и в мороз

Затем, что лишь ей я все это принес,

И нет в целом свете у женщин других

Такого букета, сережек таких.

10 сентября 1996. Барнаул.

*****************


ПОСЛЕСЛОВИЕ К 7-11 СЕНТЯБРЯ

Я сверил нежданную стопку стихов
С души камертоном:
Я в них не сфальшивил, поклясться готов,
Ни словом, ни тоном.

Я в них не солгал, мои чувства чисты,
Они изливались на эти листы
Почти без помарок,
И в них я уже ничего не сотру.
Так странно, так ровно горит на ветру
Последний огарок...

А мучаюсь и буду мучаться вновь,
Что дерзостно выдумал Вашу любовь
(Но только лишь Вашу).
Судите меня и простите меня
(А проще всего - полюбите меня),
Я сам заварил эту кашу.
11 сентября 1996. Барнаул.
*****************

В ПУТИ

Я любил. Я не верил в разлуку,
Хоть любовь предвещает ее,
Обнимал, замирая, подругу,
Повторяя признанье свое:
"Предлагаю Вам сердце и руку!
Предлагаю Вам сердце и руку!
Вы составите счастье мое!"

О, утраты пора! В этой муке
Восемь лет - как одно забытье,
День и ночь - это сердце и руки,
Невозвратное счастье мое...

Но влеком я по новому кругу,
Миновало мое забытье,
Верю встрече, не верю в разлуку,
Я не верю, не верю в разлуку,
Словно мы не познали ее.
Отдаю Вам и сердце и руку,
До конца - мое сердце и руку!
Вы - безмерное счастье мое. <
13 сентября 1996. Омск.
*****************

На той неделе сентября

Не состоялось бабье лето,

Но все листки календаря

Теперь полны тепла и света

От той недели сентября.

На той неделе сентября

Днем плыли тучи дождевые,

Но улыбалась нам заря

И знал я радости такие,

Каких не ведал в дни иные,

До той недели сентября.

От той недели сентября

Пойду счастливым и беспечным,

Не сетуя и не коря,

И улыбаясь ветрам встречным.

И бабье лето стало вечным

От той недели сентября.

19 сентября 1996. Киров.

*****************

Имя - словно песенка:

Нина - Нина - Нинка,

Как лучится весело

Милая морщинка.

Легкая, певучая,

Годы - не помеха,

Радость моя жгучая,

Светится от смеха.

Улыбнется - солнышко!

Плачет - горько-горько...

Выпью всю до донышка -

Не напьюсь нисколько.

Ах, сердечко страстное!

Сколько ласк - оттуда!

Ах, какая разная!

Ах, какое чудо.

Сединой увенчана,

Взглянет - и погубит.

Ах, какая женщина,

Ах, какая женщина

Меня любит, любит!

19-20 сентября 1996. Киров.

*****************

Восемь дней узнаванья и грез

До погоды нам не было дела,

Только небо, поплакав всерьез,

Мне с улыбкой вослед поглядело.

Тучка сонно плывет в синеве

Под качанье вагонное мерное,

Белый снег на зеленой траве,

В каждой лужице - солнце вечернее.

Отдаляя тебя от меня

Безудержно растет расстояние,

Торопя наступление дня,

Когда нас обезумит свидание

И заблещут родные глаза,

Словно солнце в оттаявших лужицах,

И кудряшек твоих бирюза

Надо мной, распростертым, завьюжится.

До тех пор я в душе сберегу

Впечатление это вагонное,

Это солнце, водой отраженное,

Эту зелень на белом снегу.

22 сентября 1996. На пути из Кирова в Тюмень.

*****************


В ДОРОГЕ

Слышу нежную музыку слов,
Трепещу, ожидая касания,
Засыпаю под шелест стихов,
Просыпаюсь от воспоминания.

И, улыбки своей не тая,
Я глоточками пью эту смесь.
Ты моя, ты моя, ты моя.
Твой я весь, твой я весь, твой я весь.
24 сентября 1996. На пути из Кирова в Тюмень.
*****************

Горе умеет таиться,

Может копиться печаль -

Радостью надо делиться,

Радости надо излиться

Рядом живущим,

Встречно идущим,

Скрывшимся в синюю даль.

Пусть же чудесные лица

Наших родных и друзей

Радостью нашей светиться

Будут теперь как своей.

В этом осеннем ненастье,

В эти дождливые дни

Пусть и у нашего счастья

Руки согреют они.

Пусть они знают и верят:

Есть на житейских путях

Наши открытые двери,

Нашего счастья очаг.

Встретим улыбкой любого,

Светом своим ободрим,

Радостью доброго слова

Щедро в дорогу снабдим.

Пусть он идет и лучится,

Помня тепло наших рук.

Радости надо разлиться,

Все озаряя вокруг.

24 сентября 1996. Поезд Тюмень - Барнаул.

*****************


Как волк одинокий, бродил я немало,
Не зная разлук и не ведая встреч.
Спасибо звезде, что меня охраняла
И силы и чувства дала мне сберечь.

Давно уже страхом мне грудь не теснило
И боль не сжимала объятья свои.
Спасибо звезде, что меня одарила
И болью и страхом за слезы твои.

Ни цели в пути, ни возврата к началу -
Я брел наугад от огня до огня.
Спасибо звезде, что к родному причалу
Сквозь горе и годы вернула меня.
25 сентября 1996. Поезд Тюмень - Барнаул.
*****************

Моя голова - на плече у тебя,
Мы смотрим в минувшие дали,
Мы думаем вместе, любя и скорбя,
В печали, в печали.

Твоя голова - у меня на груди,
Слезинка сбегает украдкой.
Разлуки и встречи у нас впереди -
И горько, и сладко.

Мы навзничь, мы рядом, с рукою рука.
Чудесное прикосновенье -
И время исчезло, и длится века
Мгновенье, мгновенье.
1.10.96. В пути из Междуреченска в Новокузнецк..
*****************

Ты страхи свои подави.
Зачем эти ложные муки?
Любовь не исчезнет в разлуке -
Разлука исчезнет в любви.

Как клятву свою на крови,
И очи, и губы, и руки
Я помню. любовь не исчезнет в разлуке,
А горечь разлуки растает в любви.
1.10.96. Новокузнецк..
*****************

Под стук поездов и под шелест машин
Со мною ты следуешь всюду.
Я больше не буду, не буду один -
С тобою навечно я буду.

То близость такая, что трудно дышать,
То ты далека бесконечно,
Но мне одиночества больше на знать -
С тобою я буду навечно.

Не спорят разлуки с самою судьбой,
Раз женщину любит мужчина!
Всегда и везде я пребуду с тобой -
Мы слиты с тобой воедино.
1.10.96. Новокузнецк..
*****************

Галине Александровне Макаровой

Среди родных, в кругу друзей,

Всегда в заботе и работе,

Вы, кажется, не сознаете

Особой прелести своей.

Ваш дар - основа всех основ -

Дарить других теплом и светом.

Давно хотел сказать об этом -

Не находилось верных слов.

Когда, отравленный несчастьем,

Я серо жил, судьбу кляня,

И пониманьем, и участьем

Оберегали Вы меня

От полного опустошенья,

От омертвления души.

И я дождался воскрешенья,

И краски снова хороши,

И только Вашей добротою

Укрытые, явились вновь

Надежда, вера и любовь.

И если сердцем и душою

Поверить голосу молвы,

Что добрый ангел в дни сомненья

Спасает душу от паденья,

То для меня тот ангел - Вы.

Опять счастливый, просветленно

Встречая новую зарю,

За все коленопреклоненно

Мой ангел, Вас благодарю.

3 октября 1996. В дороге из Новокузнецка в Барнаул.

*****************


Я затемно вышел и шел на звезду,
Я думал, осилю любую беду
И хватит огня, что несет моя кровь.
И скоро меня повстречала любовь.

Со светом любви сквозь года-города
Шагал я упруго, но вдруг навсегда
Светильник угас и немая печаль
Сокрыла от глаз осиянную даль.

В безвременье где-то бродил я потом,
Ни звука, ни света в пространстве пустом,
Ничто мне не мило и жизни не жаль.
Все - было, все - было, любовь и печаль.

Я плелся устало, я брел в никуда,
Но вновь засияла на небе звезда
И будит, и будит уснувшую кровь:
"Все будет, все будет, печаль и любовь".

Печаль и любовь, вы со мною опять.
Способен я вновь по дорогам шагать.
Давно не в начале и не на краю
Любви и печали себя отдаю. <
4.10.96. В дороге из Барнаула в Тюмень.
*****************

Не стрекочет телефон,
Не приходит почтальон -
Ты меня забыла.
С глаз долой - из сердца вон.
С глаз долой - из сердца вон.
А ведь как любила!
Как была добра, тонка,
Как полна заботы!
И - ни строчки, ни звонка:
"Как ты? Где ты? Что ты?"
Может, я горю, тону,
Брошенный тобою,
Может, вою на луну,
Может, просто вою
Или твой портрет держу
(Тот, где сжаты губы),
Или тупо в пол гляжу
И брюзжу сквозь зубы...
Видно, вся любовь опять -
Одному Васяре.
Пять недель еще страдать
Мне в таком кошмаре.
Время тянет канитель,
Ты - немее рыбы.
Ах, как эти пять недель
Мы прожить могли бы!
Верно, мне не пережить
Этих безобразий -
Бомбу, что ли, подложить
Министерству связи?
Жалобу подать? Кому?
Звать кого к ответу?
Застрелиться самому?
Пистолета нету.
Удавлюсь без лишних слов,
Утоплюсь, без шуток.

Нет ни писем, ни звонков
Целых двое суток!
Тюмень, 12 октября 1996 г..
*****************

ОСТАЁТСЯ 20 ДНЕЙ

Не в письме, не во сне - наяву,

Не портрет, не виденье - живую

Привлеку, притяну, расцелую,

И своею судьбой назову.

Наяву, а не в хаосе сонном,

Буду слышать: "Люблю и хочу",-

И тебе на ушко прошепчу

То, что не доверял телефонам.

И забудусь, и вновь оживу,

И умру, и воскресну опять я,

Наяву заключенный в объятья,

Обнимая тебя наяву...

26.10.96. Тюмень.

*****************

Что же к прошлому нам ревновать?

Все там было и чисто, и ясно.

Будем вместе его вспоминать,

Но былое над нами не властно.

Ты - единственная, я не лгу,

Не ревнуй и не сетуй напрасно:

И у прошлого мы не в долгу,

И что будет, то будет прекрасно.

Будут зори ясны и тихи,

Будут ночи желанны и страстны,

Будет музыка, будут стихи -

Не ревнуй и не сетуй напрасно.

Будут зимние белые сны

Нашим чувством полны и согреты,

Будут радости новой весны,

Будет жаркое-жаркое лето.

И холодным осенним дождям

Не давая навеять смущенье,

Будем, счета не зная годам,

Отмечать твой и мой день рожденья.

Ты всегда пребываешь моей,

Я же - твой неизменно, всечасно.

Остается одиннадцать дней -

Не ревнуй и не сетуй напрасно.

03.11.96. Тюмень.

*****************

Я в тебя не влюбился -

Я тебя полюбил.

Оттого и забылся

И цветов не дарил.

Хитрым змеем не вился,

Петухом не ходил.

Я в тебя не влюбился -

Я тебя полюбил.

Ни сомнений сердечных,

Ни сетей, ни силков,

Не на миг, а навечно

Был я сразу готов.

Не молил и не клялся,

Не вздыхал, не страдал,

Я в тебя не влюблялся -

Я тебя отыскал.

И явился без спроса,

И без спроса обнял,

И на наши вопросы

За двоих отвечал.

Не влюбленность-картинка,

А земная любовь,

Ты моя половинка,

Обретенная вновь.

И наш беленький чайник,

А не бренный цветок -

Знак судьбы не случайный,

В нём нехитрый намек.

06.11.96. Тюмень.

*****************

ПОСЛЕДНИЕ ЖАЛОБЫ

Что-то со временем нам на беду

Переиначил Творец:

Именно эта неделя в году

Забуксовала вконец.

Надо ж, чтоб в нашем с тобой ноябре

Нам же и не повезло:

На заколдованном календаре

То же, все то же число.

Ты погляди-ка на свой циферблат,

Глянь-ка: темно за окном,

Глупые стрелки, ржавея, стоят,

Ночь не сменяется днем.

Звезды заснули, застыл небосвод,

К солнцу привязан балласт...

Этот четверг никогда не придет

И пятнице ходу не даст.

Дьявола б вызвать заклятьем сюда -

Я бы контракт не отверг:

К дьяволу вторник! Исчезни, среда!

Будь в понедельник, четверг!

9-11 ноября 1996.

*****************


ДЕВОЧКАМ МАКАРОВЫМ

Из теплого гнезда
вас манит жизни пир,
Далекие пути,
свободные стихии.
И крылышки растут,
и скоро этот мир
Откроет вам свои
просторы голубые,
Вершины снежных гор
и глубину морей,
Покажет красоту
искусства и природы,
Подарит вам любовь
и дорогих друзей,
И замелькают дни,
и замелькают годы.
Увидите вы всё,
узнаете, поймете,
И будет вам светить
надеждою звезда,
Но верным маяком
останутся в полёте
Тепло и ровный свет
родимого гнезда.
Тепло того гнезда,
где вырастали крылья,
Откуда унеслись
в сиреневый рассвет,
А не чужих пиров
веселье и обилье
И не чужих миров
холодный яркий свет.
13 ноября 1996. Тюмень.
*****************

Пускай бесстыдно лезут в уши
Пустые, грязные слова -
От них, поежившись едва,
Не пострадают наши души.

Когда же эту грязь язык
Произнесет толпе в угоду,
Души тончайшую природу
Мы разрушаем в этот миг.

Сопряжены душа и речь,
Неразделимы ум и фразы -
И я стараюсь от заразы,
И ты старайся от заразы
Свой ум и душу уберечь.
13 ноября 1996. Тюмень.
*****************

МАКАРОВЫМ

Вот уже голы деревья,

Вот и снег сменил дожди

И последнее кочевье

Остается позади.

Час настал расстаться с вами,

И прощенья попросить,

Неоплатный долг словами,

Хоть словами возместить.

Вы - души моей частица,

То, что было, не прошло -

Ваши голоса и лица,

Дома вашего тепло.

Помню их в трудах-тревогах,

В череде разлук и встреч,

На своих путях-дорогах

Постараюсь их сберечь.

Скоро, скоро целый, здравый,

Я до дома доберусь,

У последней переправы

>Благодарно оглянусь.

Ваш костер прощально светит,

Искры гаснут на лету...

Завтра счастье меня встретит

И обнимет на мосту.

13 ноября 1996. Тюмень.

*****************


От жаркого огня
В холодный дальний край
Не посылай меня,
Прошу, не посылай!

Там нет ни бурь, ни гроз,
Ни смеха, ни стенанья.
Там царствуют мороз
И мрачное молчанье.

Оттуда мир - мираж,
Там одиноко очень.
Усатый серый страж
Там дремлет дни и ночи.

Там можно только спать,
Там нет иных занятий.
За что меня ссылать
На дальний край кровати?

Жестокий твой закон -
Напрасная причуда:
Меня не сморит сон
И все равно оттуда
В страну тепла и нег
Я совершу побег.
19 ноября 1996. Киров.
*****************

Опять поезда и вокзалы,

Событий и лиц череда,

Но ты мне "люблю"на прощанье сказала

И это со мною всегда.

Раздумьем заполнены ночи,

Делами заполнены дни,

Но светят душе твои серые очи,

Как дома родного огни.

Пройдут три недели - опять я

На вятскую землю ступлю,

В глаза твои гляну, смыкая объятья,

И в них прочитаю "люблю".

11.01.97. Поезд Тюмень - Барнаул.

*****************

НА ОБРАТНОМ ПУТИ

Снег летит. За его пеленой,

Где-то в белой немыслимой дали

Тебе трудно и зябко одной,

Ты одна предаешься печали.

Снег и ветер. Но ты не грусти,

Не осталось причин для тревоги -

Я уже на обратном пути,

Я спешу, я лечу, я в дороге.

Снег и ночь. Я вонзаюсь во тьму,

Я спешу, я лечу в твои руки.

Я упрямое время сожму

И два дня отниму у разлуки,

И разлукам вперёд очерчу

Их пределы - не больше недели.

Я люблю, я спешу, я лечу

В белом вихре январской метели.

17-18.01.97.Междуреченск - Новокузнецк - Барнаул.

*****************

Я избегаю повторять

Слова любви: от повторенья

Свои исконные значенья

Они, боюсь, начнут терять.

А ты, исполнена волненья,

Их просишь снова повторить,

Как бы желая утвердить

Реальность страстного мгновенья.

Мы правы вместе - я и ты,

Нас логика любви рассудит:

Мы оба жаждем полноты:

Ты - в том, что есть, я - в том, что будет.

14.02.97. Киров.

*****************

Шарль Азнавур: "Слово любви не умирает, Если оно сорвано с губ".

В тяжести туч день угасает,
К нам не пробьются заката лучи.
Слово любви не умирает,
Если оно - шепот в ночи.

Дождь моросит, мир остывает,
Но из ненастья рождается стих:
Слово любви не умирает,
Если оно - нам на двоих.
28 февраля 1997. Тюмень.
*****************


Из протокола заключительного собрания курсантов цикла усовершенствования,
на котором А.И.Макаров призывал главных врачей к интеллектуальному общению.


Как девочку сиянье бальное
Притягивает, как магнит,
Общенье интеллектуальное
Его волнует и манит.

И стали вдруг совсем противные,
Не стоющие мук и слез
Все меры административные
И даже кадровый вопрос.

Но длиться балу нет возможности
И снова будни впереди:
Займут курсанты свои должности
И интеллекта тут не жди.

Планерки, сводки, заседания...
А все же в глубине души
Останутся воспоминания,
Они - нет слов, как хороши!
29.03.97. Тюмень.
*****************

На день рождения Александра Ивановича Макарова.

Черты бессмертного альянса

Природа в нём воссоздаёт:

Он - безрассудный дон Кихот

И прагматичный Санчо Панса.

Уж силам зла потерян счёт

И на победу нет ни шанса,

И компромисса ищет Панса,

Но непреклонен дон Кихот.

Враг пораженье признает,

Не скоро выйдет он из транса.

"Домой, сеньор!", - торопит Панса,

"Вперёд!, - торопит дон Кихот.

Тревожно время декаданса,

Мудрец не ропщет - всё пройдет.

Спокойный сон нам дарит Панса,

Мечтою будит дон Кихот.

Когда и кто в нём верх возьмёт -

Не разгадать судьбы пасьянса.

Здесь ни оттенка, ни нюанса:

Хмелён отвагой дон Кихот,

Задумчив трезвый Санчо Панса.

Баланса он не обретет -

Всё это видимость баланса:

Летит сражаться дон Кихот,

За ним трусцою - Санчо Панса,

А Дульсинея тихо ждёт.

08.04.97. Тюмень.

*****************


Когда, вне себя от обиды и лжи,
Я с другом готов разминуться,
Ладошку свою мне на лоб положи,
Не дай мне споткнуться.

От гнева не вижу ни ночи, ни дня
И снова, и снова, и снова
Ладошка твоя образумит меня
И доброе слово.

Не надо о боли моей горевать -
Утихнет она понемножку.
Мне только бы, только бы поцеловать
Родную ладошку.

Ты близко, ты рядом - и снова светло.
Лишь был бы тобою я понят -
И пошлая глупость, и мелкое зло
Добра не заслонят.
09-10.04.97. Тюмень.
*****************

У окна вагонного

От картин в пути

Взгляда восхищенного

Нам не отвести.

Так свежо и зелено,

Так душа полна,

Нам с тобою велена

Новая весна.

Как заворожённое,

Всё кругом такое -

Серое, зелёное

Или голубое.

Чистая, умытая,

Майская лазурь,

Туча несердитая -

След утихших бурь.

Небу улыбается

Рощица берез,

Сердцу откликается

Перестук колес.

Мягко освещённое,

Все полно покоя,

Серое, зелёное

Или голубое.

Не расстанусь долго я

С этою весной,

Все, что в жизни дорого,

Навсегда со мной:

Твои руки нежные

Голос тихий твой,

Твои кудри снежные

Под моей рукой

И глаза влюблённые,

Не поймёшь какие -

Серые, зелёные

Или голубые.

7-9.04.97. Поезда Барнаул - Тюмень - Киров.

*****************


Что ж ты про лета?
Что ж ты о старости?
Просто всё это -
От легкой усталости,

От непогоды
Или волнения:
Старость не годы,
А настроение.

Cуть неприятная -
Старость не радость.
Верно обратное -
Радость - не старость,

Раз не кончаются
Прежние радости,
Что нам печалиться?
Нету нам старости.

Что нам невзгоды,
Что треволнения?
Старость - не годы,
А настроение.
2.07.97. Киров.
*****************

Чистая просинь

Тучей укрылась,

Близкая осень

Вдруг прослезилась,

Словно от скуки,

Дождиком мелким.

Мы о разлуке

Думаем мельком.

Будто не знаем,

Вроде не скоро,

А начинаем

Тихие сборы.

Рано я что-то

В этот раз трушу.

Вся-то забота:

Сердце и душу -

Все в узелочек

И посвященье:

"Тебе, Ниночек,

До возвращенья" .

Молвить негромко:

"Это не вечер",

Память-котомку

Бросить за плечи...

Рано все это,

Август - не осень.

Светится где-то

Чистая просинь.

14 августа 1997. Киров.

*****************

Разлукой наше счастие беременно,

Придется собираться в эту даль.

Печалиться, я знаю, преждевременно,

Но не спросясь приходит к нам печаль.

И ты томишься тою же тревогою,

Таишь ее, да выдают глаза.

Еще не время плакать над дорогою,

А набегает ранняя слеза.

Не плачь. Мы оба, сильные и цельные,

Достойно все сумеем превозмочь

И будем вместе, снова нераздельные,

Как в это утро, в этот вечер, в эту ночь.

28 августа 1997. Киров.

*****************

Что делать! Волка кормят ноги,

А брать тебя с собой грешно.

Но как же одному в дороге

Уныло, пусто и темно...

Готов на каждом повороте

Вернуться, бросить, отрубить,

Но... страсть к большой мужской работе!

Но... жажда женщину любить!

Тюмень, 20 сентября 1997.

*****************


Как одолеть мне эту тревогу?
Как покориться этой судьбе?
Мужские заботы тянут в дорогу,
А сердце, а сердце рвется к тебе.

Я увлекаю тебя за собою:
"Брось и друзей, и размеренный быт",
И полнится счастьем дорога с тобою,
Но совесть, но совесть, но совесть щемит.

Зря эти жалобы, эта тревога:
Есть силы работать и сердце - любить,
И совесть не дремлет, и надо бы Бога,
За все это Бога возблагодарить.
1 октября 1997. Поезд Тюмень - Барнаул.
*****************

Судьбы повороты,

Морозы и зной,

Паденья и взлеты

Уже за спиной.

Дорога под гору,

А я невредим:

В осеннюю пору

Люблю и любим.

А нас разлучают

Опять небеса,

А нас разделяют

Поля и леса,

Но нощно и денно

Твердят поезда:

Любовь неизменна,

Она навсегда.

Все канет в былое,

Все смоют дожди,

А встреча с тобою

Всегда впереди.

Иду или еду -

Люблю, как дышу,

По белому свету

К тебе я спешу.

6 октября 1997.

*****************

Оконная щёлка.

Заныл тепловоз.

Вагонная полка,

Пристанище грез.

Мучительно сладки

О доме мечты...

Я еду, я еду

И ждешь меня ты.

Тебе причинил я немало тревог,

Но хоть причинил их невольно,

За слезы твои из-за этих дорог,

Поверь, мне и стыдно, и больно.

Нелегкой разлуки кончаются дни,

Опять наши руки сплетутся.

Об этом сигналят ночные огни,

Об этом колеса пекутся.

Каких только слов я тебе не скажу,

Каких только снов наяву не увижу!

Я сны и слова в эти строчки вяжу

И ими свиданье приближу.

Вагонная полка,

Мой частый ночлег,

Оконная щёлка,

Стремительный бег,

Поля, перелески,

Тоннели, мосты...

Я еду, я еду

И ждешь меня ты.

7 октября 1997. Поезд Барнаул - Тюмень.

*****************

Ни в безнадежье сиротливом,

Ни в полном счастье нет стихов.

Душа звенит созвучьем строф

Лишь в ожидании пугливом.

Стихи - томление души

В преддверье счастья или горя.

Вершины гор - всегда в тиши

И в немоте - глубины моря.

Мы на вершине наших дней.

Внизу остались наши грозы.

Здесь - тишина. И не жалей,

Что счастье осушило слёзы

И всё известно нам без слов,

И есть покой, и нет стихов.

5 августа 1998. Киров.

*****************

Поздней осенью

Я ел в дорогах свой насущный хлеб,

Я вкалывал под разными звездами,

По воле собственной и волею судеб

Я порывал с людьми и городами.

Уж многих нет, к другим отрезан путь,

А к третьим лень мешает постучаться

Да тайный страх, что их уж не вернуть,

Что больше нам не суждено встречаться.

Как много можно было бы сберечь,

А кое-что загладить хоть немного,

Но недосуг вести об этом речь -

Опять меня зовет моя дорога.

Там будут снова радости и боль

И жаркая до чертиков работа,

И будут раны и на раны - соль,

И что-то свяжется, и оборвется что-то.

И не закончится борьба добра и зла,

Несовершенными окажутся творенья,

Незавершенными останутся дела

В надежде на возможность возвращенья.

Но быть ли возвращенью - судит Бог...

И грустно знать заранее итог

Труда, страстей, свершений и событий:

Лишь ветхие обрывки старых нитей

Останутся в конце моих дорог.

Но есть одна нервущаяся нить -

С тобой меня нельзя разъединить.

27 сентября 1998. Поезд Киров-Тюмень.

*****************

В Небытии теряется дорога,

Бог весть, чья раньше оборвётся нить...

Один из нас задержится немного,

Живую память о другом продлить,

Переберёт воспоминаний крохи,

Ушедший миг и сохранённый стих,

И, улыбнувшись, на последнем вдохе

Шепнёт судьбе "спасибо" за двоих.

28.11.98. Поезд Киров-Тюмень.

*****************

Всё было, как прежде: борьба и азарт,

Но стало острей нетерпенье.

Скорей бы закончить, скорей бы назад,

Приблизить бы день возвращенья.

Как прежде, готов дать на вызов ответ,

Как прежде, тоска незнакома.

Ни старости нет, ни усталости нет,

А есть обретение дома.

Повсюду мне светит родное окно,

Звезда и маяк, и спасенье

И людям и далям уже не дано

Ослабить его притяженье.

02.06.99. Поезд Барнаул - Тюмень.

*****************

Откуда тревоги?

Откуда тоска?

От долгой дороги?

От вопля гудка?

От вида погоста?

От стона страны?

А, может быть, просто

От полной луны -

От мертвого света,

От синих лучей,

От мысли, что где-то

Я стану ничей,

От давней утраты,

От будущих бед…

А, может быть, зря ты…

А вот и рассвет!

И я не в дороге,

Не слышно гудка,

И тише тревоги,

И глуше тоска.

Всего-то и было -

Дождаться утра.

Вставай-ка, чудило,

Работать пора.

3 августа 1999. Тюмень.

*****************

И на столе, и на окне

Дел неотложных - ворох,

Как будто семьдесят - не мне,

А мне как будто сорок.

Ни пресыщенья, ни следа

Былых падений с горок,

Какие семьдесят, когда

Ума как раз на сорок!

И так же дорог милой взгляд,

И поцелуй так долог...

Что делать с этим в семьдесят?

А то же, что и в сорок.

25 ноября 2000. Барнаул.

*****************

Татьяне Исааковне Тавровской,

Татьяне Владимировне Тавровской,

Елене Афанасьевне Тавровской,

Нине Олеговне Петровой.

Не пропасть, не поддаться рутине,

Делать Дело, остаться собой -

Двум Татьянам, Елене и Нине

Я обязан счастливой судьбой.

Две Татьяны, Елена и Нина,

Припадаю к вам мысленно вновь,

Слитые для меня воедино

Преданность, доброта и любовь.

Не боюсь я ударов и ран,

Не страшна мне лихая година:

Две Татьяны, Елена и Нина -

Вот мой заговор и талисман.

Вы - спасительные имена,

Как вода и прохлада в пустыне.

Поклоняюсь на все времена

Двум Татьянам, Елене и Нине.

2 декабря 2000 г., поезд Барнаул - Тюмень/

*****************

ДРУГУ

Разошлись и пути, и дела,

Наши споры уже отзвучали,

Стало меньше при встречах тепла,

В расставаньях не стало печали.

Нам от этой судьбы не уйти,

Сохраним же последнюю малость:

Пусть расходятся наши пути -

Благодарная память осталась.

декабря 2000. Поезд Тюмень - Киров.

*****************

А.И.МАКАРОВУ

Жребий свершился и ты - со щитом!
Может быть, хочешь опять,
Всё, чем владел в девяносто восьмом,
Заново отвоевать?

Если ты снова гарцуешь в седле,
Если труба позовёт,
Старый чудак за тобой на осле
Снова копьё повезёт.

Или забыто призванье твоё,
Рыцарский гонор прошёл
И ни к чему тебе это копьё
И этот старый осёл?
15.01.2001.
*****************

ВОСПОМИНАНИЯ О ТЫКВОНДО

Он в кимоно и босиком
Летит и вертится волчком.
Куда, малыш,
С такой повадкой
Ты угодишь
Мне голой пяткой?
***
Я запомнил прыжок
Своего малыша:
От меня - на вершок,
Я сидел не дыша,
Но сидеть не дыша было мало!
Вдруг я понял тогда:
Тыквондо - это да!
Мне всю жизнь тыквондо не хватало.

И с тех пор лишь одно
Я лелею тайком:
Я хочу - в кимоно,
Я хочу - босиком
И в прыжке завертеться юлою!
Пусть мозги набекрень,
Лишь бы пяткой - в мишень,
Лишь бы в бой, даже если с судьбою!
14.02.2001. Барнаул.
*****************

Гляжу с тревогою
На подоконники -
Какой дорогою
Ушли сторонники?
Кто выжил-выстоял,
А кто иссяк
И в окнах выставил
Условный знак?
Цветы горшёчные,
Покой и тишь -
Сигналы точные:
"Ну, что стоишь?
Ну, что глядишь вокруг
С тоской-тревогою?
Иди-ка, милый друг,
Своей дорогою..."
Тюмень.3 августа 2001.
*****************

В АЛЬБОМ ЛИЗОНЬКЕ

Стихи салонные, альбомные

Мне, признаюсь, не по плечу

И всё же эти строчки скромные

Тебе в альбом отдать хочу,

Чтобы в минуту размышления,

Его листая наугад,

Ты улыбнулась на мгновение

Услышав детства аромат,

Увидев пору становления

Сквозь дымку лет, издалека,

Припомнив сны и пробуждения

И дружбу деда и малька.

13 сентября 2001.

*****************

Ни мудрецов, ни пророков -

Только рабы да мессии.

Что-нибудь сделать в России -

Жить надо несколько сроков,

Веря упрямо, что где-то

Свежий и полный азарта -

Тот, кто рванётся со старта,

Перехватив эстафету.

Киров. 20 декабря 2001.

*****************

ТАНЕ

Торопит старость. Ведь она
Проходит быстро,
Но не исчерпана до дна
Ума канистра,
А с лишней кладью дальний путь -
Одни мученья!
Там надо просто отдохнуть
До воскресенья.
Киров. 22 февраля 2002 г.
*****************

За что молодым осуждать старика?

За то, что дожил до седин?

Что ноша уже и проста, и легка?

Что беден, суров и один?

За что молодых осуждать старику?

За то, что неведом их путь,

Но всё, что хлебнул он на долгом веку,

И им доведётся хлебнуть?

Киров. 8 июня 2002.

*****************

СТАРОСТЬ

И мысль точна, и верен глаз,

И всё надеешься на что-то,

И в радость тяжкая работа.

В последний раз, в последний раз.

Приемлю правду без прикрас,

Несу мой жребий с прежней верой.

Но за обиду полной мерой

Могу воздать. В последний раз.

Дойти до нового предела,

Вглядеться в даль - и будет с нас!

Не подведут Любовь и Дело

В последний раз, в последний раз.

28 июня 2002 г.

*****************

Слову-загадке, всхлипу, намёку,

Странным созвучьям, туманящим смысл,

Предпочитаю чеканную строку,

Внятное чувство и точную мысль.

Киров. Сентябрь 2003 г.

*****************

Работаю не покладая рук

И всё скуплюсь на жар сердечный,

На доброту всё недосуг

Ответить добротою встречной

И некогда (а, может, стар?)

Воздать ударом за удар.

Но вот уходит суета

И наступает тихий вечер...

И многих нет, а те - далече,

И не оплачены счета.

Киров. Февраль 2004.

*****************

И вот ни детей, ни друзей, ни врагов.

Никто не помеха. Тружусь у порога.

Ничуть не грущу, что осталось немного, -

Доделать бы пару простых пустяков.

Доделаю это - и труд мой готов,

Окончен. И кто же с собою в дорогу

Возьмёт моё дело, мечту и тревогу,

Когда ни детей, ни друзей, ни врагов?

Киров. 21 августа 2004.

*****************

Я шагал от огня до огня,

Не считал расстояний и лет,

Где бывал, позабыли меня,

Но, быть может, оставило след,

Отпечаталось в чьей-то душе

И проявится чем-нибудь снова

На далёком чужом вираже,

То ли дело моё, то ли слово.

Киров. 2 октября 2004.

*****************

Оставим-ка речи,

Оценивать будут потомки.

А мы не старели,

Шагая навстречу судьбе…

Закинем за плечи

Дорожные наши котомки

И новые цели

Без страха наметим себе.

Не важно, дойдём ли -

Век короток и достиженье

Стать может уделом

Других, кому следом идти.

Но спуск ли, подъём ли -

По курсу, по курсу движенье!

Мы счастливы делом,

Когда пролагаем пути.

Киров. 4 октября 2004.

*****************

Направлю в былое мои паруса,

По годам, давно отшумевшим, скользя…

Услышу далёких друзей голоса,

Которых услышать нельзя.

Дождусь, чтобы память из тёмных глубин

Смогла их черты хоть на миг воскресить…

Я с ними был счастлив, я был не один

И кое-что смог совершить.

Ах, как это было! Кураж и азарт,

Нежданное братство сердец и умов.

Как властно влечёт меня память назад,

К бойцам из семи городов…

Ну, что же они, не растративши сил,

Так рано уходят за тот перевал!

Ведь я их любил. Я любил их и чтил…

Но этого им не сказал…

Киров. 2 июля 2005.

>*****************


Александру Батуевичу Ербактанову

Как милый сон, припоминаю дни,
Когда живые мы вели беседы,
И каждая ремарка одного
В другом немедля отклик возбуждала,
И мысль искрилась, и блестело чувство,
Переливаясь из одной души в другую…
Не то теперь. Чтоб отвязаться враз,
Вы копите сомненья и вопросы
И не ответили на три моих письма,
Я ж не любитель игр в одни ворота.
Так будет впредь? Ну, что ж. Прошу простить,
Что шуткой скрыть не в силах раздраженье.
Таков мой организм… Душой и телом
Всё больше ощущаю: это – осень,
Всё оголяется и, становясь яснее,
Лишает заблуждений и надежд.
Уже пора бы с этим примириться,
А всё не хочется… Теперь вот Медотрейд:
Замолкли было, я уж крест поставил,
Так нет – проснулись, чёрт бы их побрал,
И требуют, и дразнят перспективой,
А что из этого родится, как узнать?
Не соглашусь, так точно не узнаю…
Киров. 10 октября 2005 г.
*****************

О чём я могу рассказать? О многом, наверно, о многом,

Как всякий, кто долгую жизнь проводит в труде и раздумьях,

Кто сеял с надеждой и ждал, любовно растил и лелеял,

И жатву собрал вопреки капризам неверной погоды.

Но я ж не могу умолчать о том, что добытые зёрна

Не смог, не сумел передать в надёжные, сильные руки

И вижу, как после меня их пустят по ветру бездумно.

Так много ли стоит рассказ с таким безыскусным финалом?

Киров. 12 июня 2006.

*****************

Да, будет ненастье

И горечь потерь,

И вот уже настежь

Распахнута дверь.

Туда унесётся,

Тебя подхватив,

Последнего ветра

Внезапный порыв.

И стих твой истлеет,

И труд пропадёт…

Но что-то дозреет

Для тех, кто придёт.

А то, что открылось

Под утро уму,

Уже пригодилось

Тому и тому.

И, значит, не точка,

А снова заря,

И новая строчка

Кладётся не зря.

Покуда не спится

И в мыслях светло,

Ты будешь трудиться,

Тебе повезло.

Так не сокрушайся

О краткости дней.

Уйти - собирайся,

А поле - засей.

Киров. 26 августа 2007.

*****************

Очищенная от словесной мути,

Отточенная фраза хороша:

В её прозрачной красоте - душа,

Она - единство облика и сути.

Киров. 16 декабря 2007.

*****************

АРМ врача
Из письма главного врача Р.А.Черёмина
"Не хватает компьютерных знаний:
на клавишу давят изо всех сил,
мышь держат обеими руками…"

Здесь не нужны "компьютерные знания",
Здесь требуются только пустяки:
Клавиатуре - ЛЕГКИЕ касания
Да мышке - теплота ОДНОЙ руки,
Да слову русскому - ИСКОННОЕ значение,
Да не бросать на ветер те слова,
Да чтоб не исключалась ГОЛОВА, -
И это - вся программа обучения.
Киров. 30 декабря 2007.
*****************

Зимою

Не уйти никуда

От обычной судьбы:

Позабыл, что страдал,

Как смеялся, забыл.

Было ли торжество?

И была ли печаль?

Не страшусь ничего.

Что утратил - не жаль.

Вот и время пришло:

Потускнел белый свет,

Есть покой и тепло,

А страстей уже нет.

Долг - единая страсть,

Перед кем, не пойму, -

Не даёт мне упасть,

Не пускает во тьму,

Заставляет вставать

И не жить наобум,

И опять напрягать

Память, душу и ум.

Киров. 5 марта 2009.

*****************

Одинок, молчалив, нелюдим,

Ко всему, ко всему остываю,

Даже к мысли, что не успеваю

Передать эстафету другим.

Ах, как надо её передать!

Но неспешны они, молодые.

И то правда: откуда им знать,

Как считают минуты седые,

Те, кого не волнуют, не жгут

Ни свои, ни чужие свершенья,

Кто, исполнив предписанный труд,

Погружается в опустошенье.

Киров. 31 июля 2011.

*****************

Мой преждевременный труд, мы простимся спокойно, негромко.

Я ухожу навсегда, а тебе суждено восставать

Из Интернета глубин по случайному клику потомка.

Кто это будет? Когда станет в тебе узнавать

Способ отыскивать шаг, цели держась неуклонно?

Или уже он и сам снова, но с веком в ладу

Сделает то же, что я, а тебе улыбнётся смущённо,

Как улыбается тот, кто задел старика на ходу?

Киров. Февраль 2014.

*****************

Ушла пора Большой работы,

Отважной мысли, точных слов…

Остались малые заботы:

Насущный хлеб, нехитрый кров,

Тепло души сберечь от вьюги,

Крупиц ума не растерять,

Да боль в глазах седой подруги

Хоть ненадолго утолять.

Киров. 10 июля 2014.

*****************

Последние

И малых забот не осталось,

Живу без забот. Как дурак.

Вот это и есть она - старость:

Ни с кем, ни к кому и никак.

Сочи. 3 февраля 2021.

*****************

Позади пути-дороги,

Радость встреч, печаль разлук.

Отошли дела-тревоги:

Нет любимых. Умер друг.

Свет бледнеет. Звук стихает.

Ум глядится в пустоту.

Память искры высекает,

Искры гаснут на лету.

Сочи. Апрель 2023.